03
ноября

Ленинградский фарфоровый завод и его sounds of the perfect past

Фарфор сомнений не терпит. Фарфор — это дело тонкое и только художник “тонкого” типа мышления может найти к нему подход. Наверное, именно такими являются Дима Шубин, Лиза Бобкова и Вера Мартынов. Уши, руки и глаза нашего проекта, которым довелось отправиться на Императорский Фарфоровый завод Петербурга и попытаться отыскать что-то неизведанное. Что-то необычное и очень уж нужное для нас; разные духовные и физические материи, которые каким-либо образом суждено было появится на выставки русского фарфора из Эрмитажа в Ханойском музее вьетнамской истории.  

/// звук ///

Дима Шубин был направлен куратором проекта Лизой Савиной на завод с целью изучения звуков фарфора и его производства. А ведь звук фарфора — это одно из самых важных качеств этого ценного изделия. Например, настоящий специалист может по звуку фарфора определить его вид или даже примерное время создания. Именно поэтому фарфор, изготовленные в XVII, XVIII, XIX века хранит в себе звуки того прошлого, когда он был сделан. Звук, который слышала императрица Екатерина, возможно, сможете услышать Вы. Однако Шубина интересует не только сам “голос фарфора”, но и те звуковые сигналы, которые окружают процесс его производства. Звуки завода. Завод — живое существо. Он дышит, кряхтит, чихает и вздыхает, когда пытается подарить этой жизни “прекрасное” и “вечное” в виде тончайшего искусства фарфора. И Шубин, как самый чуткий доктор со стетоскопом, прикладывает свой звукозаписывающий прибор к больным местам завода. К местам, которые кричат, стонут, скрипят, сморкаются, капают или ломаются. К местам, где фарфор только рождается или умирает: или же где он становится тем, что мы так ценим и любим. Вспоминается проект Кати Бочавар “Запахи. Звуки. Заводы”, где она попыталась вместе с художниками создать “звуковые портреты” разных заводов: велосипедного, мукомольного, целлюлозного и т.д. Шубин же сейчас делает нам “звуковой портрет” фарфорового завода, дополняя эту коллекцию, и напоминая нам о важности звука в этом трудоемком искусстве. 

/// танец ///

Вера Мартынов — художник, который как никто понимает что есть “вещь” и чем по-сути тот или иной предмет может являться. Долгий опыт работы с предметным театром режиссера и художника Дмитрия Крымова и многие другие проекты, такие как “Хранить вечно” в Манеже, где она, прежде всего, работала с вещами, воспитали в Вере особенное чутье к предметам. На заводе Вера искала, прежде всего, вещи. А также их составляющие: формы, ритмы, линии, фактуры. Вместе с куратором Лизой Савиной художница придумала необычный вид репрезентации фарфора. Форма и декор фарфора как знаки времени — по сути, решения пластические, часто антропоморфные, поэтому интерпретация объектов, включенных в экспозицию и тех, что существуют в данном конкретном временном промежутке решается за счет современной хореографии, которая также ищет новые пластические решения, новую форму. В этой параллели есть много и от космогонии — вселенная, возникшая из куска белой глины — это ли не чудо? Видео, имитирующее фриз — бесконечный танец, выходящий из деталей и растворяющийся в них. Хореографическое видео также обеспечит саунд-дизайн проекта, комбинации звуков и мелодий, отсылающих зрителей к отдельным эпохам.

В процессе знакомства кураторской группы с коллекцией Императорского фарфорового завода, было обнаружено, что современный фарфор, который на сегодняшний день выпускает завод, не отвечает актуальным запросам нашего времени и становится не таким уж и современным. Фарфор является не просто атрибутом быта высокого класса, но и неким маркером актуального искусства. В то время как появляются молодые художники и новые имена, завод занимается изготовлением реплик экспонатов прошлого, а также производством так называемого “современного” фарфора по образцам, которые были придуманы в 2000-х годах. С точки зрения истории искусства, современная декоративно-образную систему фарфора ИФЗ можно отнести к “советскому салонному декоративному искусство” 80-х и 90-х годов прошлого столетия, так как такие художники как Белкин, Голубев, Русаков, Пархаев, Намин, чьи авторские коллекции фарфора производятся на заводе, своим творчеством репрезентирует художественный контекст именно того времени. 

А кем же тогда показывать “современный фарфор” на вьетнамской выставке? Ответом на этот вопрос стал призыв к проекту актуального молодого художника — Лизу Бобкову, совсем недавно дебютировавшую на петербургской арт-сцене с персональной выставкой “Буферная зона” в MYTH — gallery, которую подготовила полностью самостоятельно. 

Для создания новых экспонатов, олицетворяющих фарфор времени актуального российского искусства, Лиза на некоторое время стала резидентом мастерских художников по росписи и создании фарфора. Академическое прошлое Бобковой как художницы по металлу проявилось в ее понимании формы, а также графической росписи материала, напоминающей по технике вытравленные офорты. Вообщем, Лиза прошла нелегкий путь существования в пространстве завода и искренне слилась с его темпоритмом жизни. Поэтому когда мы однажды с рабочей группой пришли навестить её, то поняли, как Лиза комфортно чувствует себя в этом месте, будто проработала здесь не пару недель, а множество лет. Последнее — удел многих женщин, которых мы встречали на заводе, в чьи обязанности, например, входит ставить лишь точку на знаменитом орнаменте “Кобальтовая сетка».